http://forumfiles.ru/files/0012/83/26/51080.css
http://forumfiles.ru/files/0012/83/26/49962.css

Нирейн

Объявление

Уважаемые игроки и гости!
Форум официально объявляется закрытым, благодарим всех за игру!

Просветиться здесь. Соблюсти строжайшим образом.


О текущих квестах читаем здесь.

В настоящий момент основная игра ведется в Княжестве Антерос. Совсем недавно взошел на престол новый Великий Князь, и теперь его задача - укрепить свое положение и спасти разваливающуюся на части страну. Северный город Вересса захвачен Проклятыми, над горами то и дело мелькает тень Левиафана - древнего Дракона, подчиняющегося террористам Клинка. К тому же и в самой столице не утихают разногласия среди дворян Княжества. В довершение ко всему, ко двору прибывает посольство Текианы - но с какой целью?


Нужные персонажи

В игру особенно нужны рыцари, дворяне, маги и аристократия Антероса, а также представители посольства Текианы и Проклятые из Красного Клинка. Никогда не будут лишними Охотники - для них работа найдется всегда.

Изучаем, думаем, подбираем образы)


Майр - администратор. Демиург, генератор идей и всевидящее око.


Инриси - администратор. Ответственна за общие вопросы и приемку.


Рия, Жаклин, Зисизохитакиэйка - модераторы. Помощь в ведении квестов и создании контента.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нирейн » Страницы прошлого » Королевская охота / 27 Ноэмри 1443 г.


Королевская охота / 27 Ноэмри 1443 г.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Дата: 27 Ноэмри 1443 года.
Место: Антерос, леса в паре дней пути от столицы.
Участники: Форенс, Эйнар.
Коротко о главном:
С тех пор, как не стало Княгини Оливии, некоторые рискованные и неприглядные забавы антеросской знати канули в забвение. Некоторые - но далеко не все. Многие из дворян до сих пор любят пощекотать себе нервы охотой и наблюдением за боями, но убивать зверей - так утомительно и просто...
Если только не внести в эти развлечения чуточку разнообразия.

0

2

Во сне его преследовал многоголосый собачий вой - так перекликается выпущенная по следу свора, учуявшая добычу. Привычный, знакомый звук отчего-то казался жутковатым и неестественным: отдаленное глухое рычание и высокие звериные голоса в кромешной темноте несли смутную угрозу.
Кому?

Этого Форенс узнать не успел: вой стих, превратившись в звон в ушах и слабый шум где-то на пределе слуха.
Веки казались тяжелыми, практически неподъемными. Саднила нижняя губа, во рту отчего-то горчил странный незнакомый привкус. Ко всему прочему, подташнивало, а когда ар'Дис наконец-то окончательно пришел в себя, то почувствовал и ощутимый запах мочи.
"Что за хрень?!"
Форенс сел, с трудом подавляя рвотный позыв. Протер глаза, щурясь на слабый источник света - дрянной чадивший факел, почему-то сильно раздражавший зрение. Факел был единственным, горевшим в помещении, и окружающую темноту разгонял едва-едва, но все же этого было достаточно, чтобы разглядеть не слишком большую комнату, в которой - кто сгрудившись у стен, кто подобравшись поближе к свету - сидело или лежало на охапках соломы около двадцати человек. Сосчитать точно маг не сумел - вновь закружилась голова, и пришлось прислониться спиной к стене и прикрыть глаза, пережидая приступ тошноты, а заодно вспоминая, какого, мать его, стиша он вообще сюда попал?!
После Сольвая им с братом, можно сказать, везло: в Фавиле в первый же день прибытия удалось сесть на неприметный и быстроходный кораблик до Антероса. "Резвушка", как подозревал Форенс, была судном, скорее, контрабандистским, но беглецам от закона это в любом случае было только на руку. За проезд в крохотной тесной каюте пришлось выложить почти все остававшиеся у них деньги, но когда берега Мориона наконец остались позади, и напряжение отпустило, ни один из близнецов о потраченных средствах уже не пожалел.
Шли ходко и быстро, видимо, поймав попутный ветер, и через две недели уже входили в ворота Невеев - знаменитой столицы Антероса, побывать в которой им ни разу еще не доводилось. Ну как тут не отпраздновать благополучное прибытие? Хотя бы чуть-чуть...
Празднование, начавшееся короткой прогулкой по городу, завершилось в одном из местных трактиров - заведении, почти дотягивавшем до звания "средней степени паршивости", где ар'Дисы, посовещавшись, решили спустить остаток денег на еду и ночлег. Пили, ели... говорили... с кем-то... с кем? Кто-то же сидел рядом, рассказывал последние новости, заговорщицки рекомендовал посетить заведение некоей мадам Ардии, и даже щедро угощал лучшим элем, который сыскался в таверне...

Не вспоминалось. Дальнейшее тонуло в смутной памяти об образах, звуках и запахах. Где-то на мгновение в мыслях мелькнуло встревоженное лицо Эйнара, который изо всех сил тряс его за плечо и что-то орал...
- Эйн, - вспомнив о брате, Форенс снова раскрыл глаза. Тревога придала сил, и ар'Дис, оттолкнувшись от стены, вновь оглядел собравшихся. - Эйнар!
На него обернулись, кто-то зашикал, тощая женщина в грязной кружевной шали отползла от мага подальше в угол, то и дело настороженно оглядываясь. Но Форенс от души послал ее на хрен, потому как брата все же углядел - прикорнувшего в нескольких шагах, куда не достигал свет факела, - и, пошатываясь, добрался до него и встряхнул уже сам.
- Где мы?

Отредактировано Форенс (2015-01-18 01:15:04)

+1

3

Эйнар успел прикорнуть на сваленной в угол соломе, закрыть глаза и даже немного задремать, как рядом оказался Форенс.
Конечно, братец как раз выспался! Зараза. Какого стиша он вообще дрых, когда его помощь была необходима? Какого стиша он ужрался вчера так, что вырубился прямо за столом, да еще предварительно успев всем нахвастать, что «они с братом распрекрасные маги»?!  Если бы не вырубился, Эйнару бы не пришлось отбиваться одному от банды головорезов. Если бы не проболтался – в глотку бы силой не влили мерзкое пойло, в результате чего малейшие магические способности отрубило напрочь. 
- Мы отметили прибытие в гостеприимный Антерос, - Эйнар приподнялся и сел, прислонившись спиной к стене. Даже при тусклом свете было заметно, что на скуле целителя красовался здоровенный кровоподтек. – Выпили, с кем-то поболтали. А потом ты отрубился. Напрочь. Я пытался привести тебя в чувство, и быть может, привел бы, но на нас напали. Человек пять- шасть. Причем городская стража даже бровью не повела, пока шла драка, - он машинально вытер тыльной стороной ладони сукровицу из разбитой губы – залечить бы сейчас, да, увы, способностей как не бывало – разговаривать, чтобы не задевать рану, становилось сложновато. – Меня скрутили, тебя так уволокли. Документы, деньги, оружие забрали. Напоили какой-то гадостью, теперь вылечить никого я не смогу. Думаю, ты тоже о своих способностях можешь забыть...
Эйнар все же надеялся, что с магией – это не навсегда. Когда-то ведь действие отравы закончится, единственное, не известно, что с ними к тому времени станет. Сам он до сих пор так и не понял, зачем поймали, и что собираются делать дальше. Судя по подвалу, куда привезли (дорога сюда - вообще отдельная песня с мешком на голове и кляпом во рту), повезло еще нескольким бедолагам, и, что примечательно, почти все они не являлись коренными антеронцами – из скупых обрывков разговоров складывалось впечатление, что нападениям подверглись именно приезжие, причем приезжие нелегально. Напрашивался печальный вывод: искать таких людей никто не будет, значит, и судьба их ожидает вовсе нерадостная.
- Спать хочу, - невпопад поделился целитель. Глаза закрывались, но тревожные мысли не давали забыться даже на минуту. Голова гудела – несколько раз Эйнара успели огреть чем-то тяжелым по затылку, а потом, уже скрутив, еще и лбом приложили о стену для профилактики. Оставалось удивляться, как он умудрился не потерять сознание, подобно блаженно дрыхнувшему всю дорогу до подвала Форенсу. – Не знаю, где мы, но где-то за городом – ехали довольно долго. Всю дорогу думал, что блевану и захлебнусь, оттого что рот заткнули.
Скрипнул отпираемый засов. Народ в помещении притих.
Эйнар тоже замолчал, обернувшись в сторону двери.

Отредактировано Эйнар (2015-01-19 21:21:07)

+1

4

Чем дольше Форенс слушал брата, тем больше уверялся, что дело не просто хреновое - оно отвратительно хреновое. И ни один самый расхреновый стиш не мог бы сделать его хуже. Ну, во всяком случае, к этому шло.
- Нет... - выдохнул ар'Дис, страдальчески прижав ладонь к разламывающейся от боли голове. Как такое произошло? Он и вправду ничего не помнил, будто часть памяти просто-напросто вырезали. Помнил, что беседовал с каким-то мужиком, но не помнил, чтобы выбалтывал ему что-то важное. Не настолько же он идиот!
Однако окружающая обстановка и побитый вид Эйнара говорили сами за себя: они невесть где, и магии у них не осталось ни капли. Не желая сдаваться так легко, Форенс сосредоточился, стараясь выбросить из гудящей головы все прочие мысли. Ничего. Ни ветерка, ни даже дуновения, мать его! Только горечь во рту усилилась.
- С-скоты... - простонал маг, откидываясь спиной на стену. Пустота и слабость выматывали. Последний раз, когда он утратил магию, привел его в такую передрягу, о которой и вспоминать не хотелось - сразу начинали ныть сломанные некогда кости. Хотя и ныть-то там было нечему, Эйн все залечил. Теперь на это рассчитывать не приходится...
Только на себя самих.
Выдохнув, Форенс облизнул губы, попытался собраться с мыслями. Вряд ли эффект от того, чем их опоили, будет длиться вечно - не бывает в природе таких зелий, о них непременно говорили бы в Академии! - а значит, надо только переждать. И пережить до этого времени. Беглый осмотр показал, что и скудные пожитки обоих ар'Дисов также пропали без следа. Хорошо хоть, штаны оставили.
- Дай погляжу, - сдвинув волосы, он осмотрел затылок Эйна, где набухла здоровенная шишка. Целитель из самого Фора был не ахти какой, но сам себя брат все равно не увидит. Ссадина, несмотря на то, что выглядела скверно, опасной не показалась. Что ж, и то хлеб. - Значит... мы здесь недолго еще, - пытался рассуждать Форенс. - Когда действие этой дряни пройдет, мало тварям не покажется. Надо расспросить этих, - он кивнул на рассредоточенных по камере людей. - Может, они что-то скажут, пока не...
Скрип засова прервал его - в темную вонючую комнату, не таясь, неторопливо вошел долговязый тощий мужик, с головы до ног завернутый в некогда дорогие, а теперь потертые и засаленные одежды. Дешевые крупные стекляшки, в изобилии украшавшие его грудь и пальцы, сверкали даже при тусклом свете единственного факела.
Вместе с неудавшимся щеголем вошло еще пятеро человек - все, как один, крепкие, высокие ребята в плотных кожаных куртках. Деловито рассредоточились по залу, сгоняя тех пленников, кто сидел вдоль стен или прятался в тени, на середину комнаты.
- Встать! Всем, - потертый щеголь явно старался держаться уверенно и властно, но слушаться его не спешили. - Живо!
Охрана тычками и пинками выволокла упорствующих, построив их в ряд. Переглянувшись с братом, Форенс решил не искушать судьбу преждевременными стычками с бугаями (хотя снести бархатнозадому с плеч напомаженную башку ох как хотелось!).
- А то что? - с вызовом оскалился на него один из заключенных - высокий, мрачного вида парень с руками, покрытыми въевшейся дубильной краской. Тут же получил по затылку рукоятью короткого и тяжелого клинка из тех, что охранники носили на поясах, и едва не растянулся на полу.
- Молчать, стишев корм! - тонко и зло рявкнул обвешанный стекляшками. - И слушать меня. Сейчас вас покормят, кого надо - полечат. Кто будет выкаблучиваться - убью на месте. Понятно?
Выжидательное молчание было ему ответом.
- Ночь посидите, а завтра выпустят вас. Вернетесь к своим вонючим домишкам, слова вам никто не скажет. Только и делов-то, что лес перейти, - при этих словах мужик отчего-то ухмыльнулся. Нехорошо так ощерился уголком рта. - А уж как вы это сделаете - решать вам.
Форенс обегал глазами хлыща и его охрану, ища подвох. Не быть его попросту не могло: зачем бы сгонять в одно место кучу незнакомых людей, если собираются назавтра же всех отпустить? Интуиция в горло вопила, что дело дрянь. Он покосился на брата, прикидывая, получится ли поднять эту разношерстную компанию, запертую вместе с ними, порвать стишева уродца на бархатные клочки?
- Молчать! - новый взвизг щеголя опередил чей-то готовый сорваться вопрос. - Сейчас все за мной. По одному! Кто дернется не туда... - он небрежно дернул рукой, и висевший на стене факел внезапно вспыхнул до самого потолка, разогнав полуподвальную темноту и заставив кого-то из женщин испуганно вскрикнуть, - сожгу дотла.
Маг!
Форенс скрипнул зубами так, что челюстям больно стало. Хренов ублюдок! Теперь причина самодовольства была более, чем ясна. Была бы сейчас с ним его собственная магия... А так никто даже возразить уроду не осмелился - пришлось вытянуться колонной и по очереди пройти сквозь низкую дверь по длинному, темному, как стишева задница, коридору.
Коридор вывел в просторный, странный зал - нечто, напоминающее яму с ровными, гладкими стенками. По краям вокруг ямы ярко горели лератовые светильники, слепившие глаза при попытке посмотреть наверх и разглядеть, что там происходит, но обстановка разительно отличалась от темной, вонючей камеры. Здесь пахло женскими духами и (живот свело от голода) свежей, отлично приготовленной едой, стучали о тонкое стекло серебряные приборы, негромко гудели голоса, смолкшие при появлении жалко щурившейся кучки пленников.
Невидимые из-за светящих огней люди там, наверху, с жадным любопытством рассматривали их. Голоса упали до шепота, шелестели какие-то бумаги. Тихонько, мелодично засмеялась какая-то женщина.
- Господа! - бархатный урод-маг обратился к невидимым зрителям наверху. Голос его звучал почти подобострастно. - Господа, дамы, вот и наши завтрашние гости! Ну, кто желает сделать ставки? На кого ставите?

Отредактировано Форенс (2015-01-20 22:02:54)

+1

5

Пока брат осматривал его шишки и ссадины, Эйнар чувствовал себя ничтожным и жалким: помочь никому не может - даже самому себе. Он и не представлял, что когда-то останется без своих способностей, и теперь терялся в собственном предназначении. Одно благо – вместе с целительством исчезли и видения.
Когда появилась охрана, на рожон Эйнар не полез (хватит с него уже и так!): переглянулся с Форенсом и решил пока тихо подождать, что будет дальше. Должны же им наконец-то сказать, за что задержали, и что требуется. В какой-то мере, целитель уже стал привыкать, что все им командуют еще с ареста Орденом Охотников. Здесь пока хоть нелепых обвинений не предъявляли! Однако что-то подсказывало, что все не так просто, как может показаться на первый взгляд: раз задержали, значит, так просто не отпустят, да и до обещанного «завтра» может произойти куча всяких вещей. Разве что не убьют, иначе бы кормить и лечить никто не стал, а тут пообещались.
Краем глаза Эйнар заметил сосредоточенную настороженность, читающуюся во всем облике брата – Форенс явно оценивал противников, готовый ломануться вперед сворачивать вражеские шеи. Вот только шансы без боевой магии были отнюдь не равны. Да еще разодетый хлыщ – сам маг, чтоб его стиш отымел!
Оставалось набраться терпения и ждать шанса, играя в смирение – пока что никакой вероятности спасения Эйнар не видел. 
В зале, куда привели, слепящий свет бил по глазам, не позволяя рассмотреть присутствующих по ту сторону световой завесы. От запахов пищи потянуло в желудке, а рот наполнился слюной. И все же целитель изо всех сил прислушивался к доносившимся голосам, пытаясь предугадать судьбу всех пленников.
Ставки?
Насколько помнилось, ставки принимали только на бои. Но в таком разрезе, заявление несколько удивило. Какие на них могут быть ставки? Ставки на нищих голодранцев? Опытных вояк среди присутствующих Эйнар не заметил – разве что вон те пара парней, что держатся особняком даже друг от друга, довольно крепко сбиты, может где-то и служили. Остальные же обычные работяги, бродяги, беженцы. Да и женщин шестеро. Какие ставки на женщин? Любой мужчина уложит любую из них с одного удара. А если ставки не на бой, то на что?
«Перейти лес…» - подсказала память. Что-то должно было быть в лесу…
- А я на нее поставлю – во-он ту даму в шали… Это же Азара! Убийца- наемница.
Эйнар с некоторым удивлением весь превратился в слух, раз уж рассмотреть ничего нельзя.
- Вот на того здоровячка. Спорим, уроет вашу Азару?
Тихий смех.
Дальше снова пошли предложения и обсуждения пленников. Эйнар узнал немало полезного о присутствующих: например, тут был и бывший телохранитель какого-то ярла, и полевой медик, умеющий хоть ногу отпилить, хоть кишки по всей длине размотать, и мясник, и служилый с воздушного корабля, и отравительница-алхимичка, которую давно ищут в Текиане, и так далее, и тому подобное. Компания подобралась разношерстная, но не такая уж и случайная – каждый был в чем-то чуть ли не профессионалом. И это снова настораживало.
От мысленных рассуждений отвлек звонкий женский голосок:
- Поставлю-ка я на близняшек!
- На которого, госпожа? – поинтересовался невидимый мужчина.
- Ой, даже и не знаю, они одинаковые, - женщина рассмеялась.
- Выбирайте, я поставлю на второго. Хотя, чувствую, мы проиграем.
- Эй-ей! Что ж вы так скептически мой выбор оцениваете?
- Ваш выбор правильный, каким бы не оказался. Вы тут не причем. Эти игры сами по себе будут… - он усмехнулся и оборвал фразу. – Решайтесь!
- Вон на того, - женщина снова рассмеялась. – И так уже побили, мне его жалко… А вы не договорили.
Эйнар непроизвольно нахмурился: как товар на рынке – хоть провались со стыда!
- Тогда я ставлю на второго, - продолжил мужчина. – Я не хочу что-то договаривать и предугадывать. Давайте, миледи, подождем и сами все увидим.
- Хорошо. Я вам верю.
Женщина замолчала. Больше ни она, ни ее собеседник ни слова не произнесли до конца всего этого маскарада со ставками.

+1

6

До тех пор, пока их всей разномастной кучей не выставили посреди этой ярко освещенной "арены" на потеху жующим и смеющимся где-то там, высоко, за световой завесой, людям, Форенс считал, что вполне владеет собой. За время, прошедшее после возвращения из Карбо, неслучившейся казни Эйнара и их утомительного бегства с Мориона, ар'Дису пришлось смирить гордость, научиться молчать и подстраиваться под ситуацию.
Ну или это ему только казалось.
В отличие от тех из пленников, кто пытался стать незаметнее и неуютно жмурился на свет, Форенс не жался и не прятал глаз. Напротив, развернул плечи и повыше вскинул подбородок, возвращая себе - ох и странно же оно, должно быть, смотрелось в этой замызганной одежде и с помятой физиономией! - прежнее высокомерие. В горле клокотала злость. Видеть бы сейчас рожи тех, кто весело обсуждает их, как забавных зверушек!
И делает ставки. Словно на подобранных уличных шавок!
- Ставлю на то, - громко и четко произнес ар'Дис, обращаясь к невидимому мужчине, соблаговолившему обратить на него внимание, - что ты, паскуда, подавишься своей поганой жратвой еще до конца ужина! Так, что язык в глотке застрянет! Вот все ставлю, что есть!
Голос мага слегка дрожал от ярости в ненадолго повисшей тишине, но выпад улетел в никуда. Смех и переговоры стали еще оживленнее, кто-то захлопал в ладоши, где-то звякнула, переходя из рук в руки, монетка. "Паскуда" ему не ответил - то ли не расслышал, то ли сделал вид, что не расслышал - зато прекрасно расслышал бархатнозадый и его кожаные друзья.
От первого удара по морде Форенс увернулся, но второй уверенно вписался ар'Дису в лоб, чуть повыше брови. Аж до искр из глаз! Бил охранник сильно и точно, но без малейшей злобы - словно просто потому, что так надо. Схватил заваливавшегося назад Охотника за воротник истрепанной рубашки и шваркнул вторично - чтобы дошло уже наверняка. Азартный гомон благородной публики перешел в одобрительный гул, а огненный маг, дождавшись окончания наказания, резко кивнул:
- Хватит. Ему еще завтра много бегать, - глаза его метали искры ничуть не хуже, чем те, что все еще плясали перед внутренним взором самого ар'Диса, а в голосе, когда он подошел чуть ближе, слышалась явственная угроза. - Я уж позабочусь, чтобы бегать пришлось далеко и долго...
По его знаку пленников, частично впечатленных, частично разозленных и напуганных, вновь вывели из зала, оставив "зрителей" наслаждаться едой, беседой и предстоящими зрелищами. Вновь завертелась перед глазами путаница однообразных, скудно освещенных коридоров.
Голова болела, кровь из ссадины на лбу стягивала кожу. Форенс мрачно молчал, упрямо передвигая ноги и пытаясь по возможности понять, где они вообще находятся и что же за ставки на них ставили. Драться? Со всеми сразу? Без магии ар'Дис, сколько бы высоко он себя не ставил, вовсе не был уверен, что справится. И гудящая голова служила прекрасным тому подтверждением. Он попробовал было замедлить шаг, чтобы поравняться с Эйнаром, шедшим где-то чуть позади, но тут же получил существенный тычок от охраны:
- Шагай давай!
Похоже, его уже успели занести в список "неблагонадежных".
Мешанина поворотов окончилась неопрятной, остро пахнущей лекарствами комнаткой, где хмурый тощий старик - видимо, местный лекарь, - поочередно оглядывал приведенных к нему людей. Спокойно и даже равнодушно, без единого слова и бегло - будто грибы перебирал, нет ли где червивого краешка. Ссадину на затылке Эйнара и ушиб на лбу Форенса небрежно смазал какой-то едкой темной дрянью из деревянной коробочки и, все так же молча, подтолкнул их вперед - свободны, мол.
- Слышь, дед, - парень с измазанными краской руками позади ар'Дисов, видимо, тоже задавался вопросом предстоящих боев и, быстро оглянувшись на стоящих чуть поодаль охранников, наклонился к старику. - Че им от нас надо-то, а?
Тот молчал. Молчал не просто потому, что не хотел отвечать - потому что не слышал. Как если бы человек, задавший ему вопрос был неодушевленной мебелью.
Или бесправным рабом.
Последняя мысль оказалась особенно неотступной. И в самом деле, не так ли небрежно осматривают, кормят и лечат рабов, попавших в руки перекупщика? И какая, к стишам, разница, что они там несут, если здесь все равно не задержатся?
Не задержатся, - хмуро вертелось в голове Форенса. - Ох, как не задержатся...
Когда всех снова втолкнули в уже знакомую вонючую комнату с тюфяками и всунули каждому в руки по увесистой плошке вязкого овсяного варева, украшенного комками жира, Форенс наконец-то повернулся к брату.
- Когда бежим? - тихо поинтересовался он. Вопросы "куда" и "бежим ли" его не интересовали - на этот счет он уже все решил и так.

+1

7

Если бы брат промолчал на «торгах», Эйнар бы искренне от души удивился, наверное, поэтому, видя, что Форенс получил пару раз по физиономии, младший арДис лишь  вздохнул и несколько напряженно глянул на охрану. Не пришибут ненароком? Нет, не пришибут: пока для них пленники еще дороги, значит, нечего опасаться, что переборщат с воспитательными мерами. Сам целитель хорошо схлопотал еще по дороге в этот отстойник, так что сейчас предпочитал не лезть на рожон – выждать время, присмотреться.
На обратном пути из «торгового» зала Эйнар хотел было пробраться поближе к брату, спросить, как тот себя чувствует, или хотя бы просто быть рядом, но не вышло: охрана следила строго – любой пленник, пытавшийся нарушить четий строй получал тычок или оплеуху. Пришлось ждать, пока местный лекарь осмотрит раны и ссадины, а после всех отправят в ту же каморку, откуда и привели на показ для неведомых господ.
Пройти завтра через лес…
Что может быть там сложного?
Что бы ни было, расстановка акцентов не нравилась.
Когда пленникам раздали обещанную «еду» - нечто вязкое, тянущееся, отдаленно напоминавшее крупяное варево, - целитель забрал свою плошку и пристроился на свободное место у стены подальше от входа. С голоду даже подобная еда не казалась такой уж мерзкой. Хочешь выжить и не ослабеть, значит, лучше жрать все, что дают, и не ломаться, к тому же подобный рацион Эйнар уже успел повидать не раз – и в Нижнем мире, и в тюрьме Мориона. От внезапно нахлынувших воспоминаний стало совсем тошно: двадцать лет он жил тихо-мирно, за последние же полгода весь мир перевернулся с ног на голову. Что ж так не везет в жизни? А ведь наивно думали с братом, что в другой стране начнут все с чистого листа – мирно, как обычные добропорядочные граждане, без Проклятых, без преследований Ордена. Чем же они так богов прогневить успели, что сходу угодили в новые неприятности?
Присевший рядом на пол Форенс оказался спасением от мрачных мыслей.
Когда бежим?
- Хоть сейчас, - Эйнар оторвался от еды, обернувшись к брату и внимательно его изучая. Он правда верит, что можно сбежать? Без магии и оружия? – Если ты откроешь двери и снимешь охрану, хоть сейчас. Я не стратег, меня не учили никаким хитростям, как кого-то ловить или удирать самим – могу лишь оружие в руках держать, чтобы защитить себя, - поэтому сделаю так, как ты скажешь, - он немного помолчал, думая предоставить решать эти вопросы брату самостоятельно, но все же не удержался и продолжил: - Мы одни не одолеем сейчас охрану, да и не знаем точно, где находимся, и сколько людей здесь служит. А на наших товарищей по несчастью особо не рассчитывай: ты сам слышал, половина из них преступники уже отмеченные зорким глазом законников.  Я бы не стал доверять подобным  – продадут задешево или задорого, но продадут точно, - он посмотрел на плошку с нетронутой едой в руках брата, - и я бы поел на твоем месте: если завтра живот начнет сводить с голодухи, бойца из тебя не получится, а помочь и подлечить, увы, не смогу.
- Мы и сами - преступники, - Форенс задумчиво отправил в рот ложку овсяной бурды, с явным усилием проглотил. Где-то в животе протестующе сжалось, но нового приступа тошноты и горечи не последовало. Значит, действие отравы, которой его опоили, рано или поздно подойдет к концу. - Никто не говорит, что я собираюсь им доверять, но, думаю, выбраться отсюда они хотят не меньше нашего.
К слову, когда "господам" представляли их с Эйнаром, то никак не упомянули их противозаконное бегство. Это хорошо: значит, в Антеросе о них точно никто не знает.
- Меня смущает, что все описывается так просто, - поделился Форенс, читая в лице брата отклики своих же сомнений. - Перейти лес? Что такого особенного может быть в этом лесу?
- Что в лесу? - женщина в шали, сидевшая неподалеку от них, плюхнула свою ложку обратно в тарелку и перевела взгляд на братьев. - А сами-то как думаете?
Темные глаза, огромные на узком блеклом лице с выступающими скулами, тускло блестели в темноте.
- Мы не знаем, если вам что-то известно, поделитесь, - Эйнар перевел взгляд на женщину.
Убийца, значит?
Он вспомнил слова, произнесенные недавно, когда принимали ставки, но на убийцу женщина напротив не походила – встреть ее на улице немного раньше, прошел бы мимо, не обратив внимания. Хотя, с другой стороны, и на его лбу не написано «Предатель», так что вряд ли кто-то заподозрит бродячего целителя в пособничестве Проклятым.
- Немногим больше, чем вам, - Азара плотнее закуталась в шаль, прячась от стылого воздуха подполья. - Но поговаривают, что пару лет назад в Антеросе неплохо развлекались с Проклятыми. И всяким... отребьем, - она многозначительно окинула взглядом темную комнатку. - Вроде нас.  Кое-кто неплохо зарабатывал, поставляя некоторым придворным людей, которых не будут искать, но которые могут обеспечить интересное зрелище.
Форенс, сражавшийся с овсянкой, поднял на нее глаза. Теперь, когда ее имя и род деятельности огласили всем собравшимся (если не солгали), женщина перестала притворяться чрезмерно испуганной и беспомощной. Стала, скорее, собранной и деловитой. А значит, что-то ей нужно было и от них.
- И что же за зрелище? - поинтересовался он.
- Бой. Охота. Травля. Зависит от того, что именно там захотят благородные господа. Могут просто в катапульту зарядить и выпустить в небо - далеко ли полетят. Но это вряд ли, раз смотрели, насколько здоровы. Скорее, придумают что-нибудь другое.
- Запустить из катапульты и «пройти через лес» - несколько разные понятия, - от слов женщины Эйнару стало не по себе, хоть с виду в полутьме и не заметишь. Хороши же развлечения у антеросской знати! И искать их ведь точно никто не будет: даже не знаешь, что лучше – помереть от правосудия своей страны или развлекая знать соседней! – И на бойцов здесь не все тянут. А вот травля… - он замолчал, боясь подумать, куда заведет собственная логика.
- Может и травля, - просто согласилась Азара, пристально разглядывая лицо Эйнара. - Но я хочу в ней выжить. Полагаю, вы тоже. Поэтому спрошу прямо: знаете вы, как восстановить ваши способности достаточно быстро?
- Способности? - Форенс покосился на брата. Он и не думал, что у женщины оказался настолько чуткий слух и настолько развитое внимание.
- Не знаем, - также просто ответил Эйнар, не видевший смысла скрывать то, что уже являлось для других очевидным. – Но лично мои способности не так уж и помогут. Я всего лишь целитель, не боевой маг ни разу. Вправить, подлатать, поставить на ноги… Но даже искру не выбью и слабый ветерок не подниму. Увы. Для меня настоящее оружие в руках вернее, чем надежды на магию.
Несколько мгновений Азара задумчиво переводила взгляд с одного близнеца на другого, что-то прикидывая.
- В таком случае у меня нет к вам предложений, - наконец сообщила она.
- Каких предложений? - нахмурился Форенс, слегка ошеломленный столь резким сворачиванием темы.
- Никаких, - отозвалась убийца и плавным движением отодвинулась от обоих братьев чуть подальше. - Когда все это начнется, постарайтесь подохнуть так, чтобы не помешать никому. Особенно мне.
- Что я тебе говорил? – Эйнар несильно толкнул брата локтем в бок и принялся доедать свой ужин. – С кем ты здесь хотел договариваться? Договаривайся, если хочешь. Я не буду.
- Да-а... - Форенс обескураженно запустил ложку в миску, проследив направление, в котором удалилась Азара. - Пожалуй, ты был прав, - он поспешил проглотить смущение за очередной порцией варева. - Значит, мы одни?
- Мы всегда одни, - с грустной улыбкой ответил Эйнар. – Ты еще не осознал сей простой факт? Когда за нас был кто-то еще, кроме нас самих? Хотя, нет, вру, когда-то у тебя была четверка. А вот у меня никого, кто бы оказывался рядом в нужную минуту, - он поставил пустую плошку на пол рядом, еще раз окинул взглядом каморку и находившихся в ней людей. Не угадать, кто из них сможет не подставить, а оказать посильную помощь. – Я ложусь спать.
Целитель скинул куртку, сворачивая ее под голову вместо подушки. Когда он успел стать таким скептиком и пессимистом? Сам бы себя сейчас не узнал, если бы увидел полгода назад.
- Никого, значит? - буркнул Форенс, отчего-то чувствуя себя глубоко задетым. Так Эйнар все же до сих пор винит его во всем? Что влип из-за него в передрягу с Гаурвен и, как следствие, оказался на плахе, а затем и в бегах? И в том, что они оба оказались здесь, тоже виноват он?
Что ж, возможно оно и так. Спорить с братом, единственным близким человеком на многие мили вокруг, было сейчас совершенно лишним. К тому же ар'Дис и сам чувствовал себя донельзя разбитым. Лоб, опять же, болел, зараза...
- Тебя, остолоп, я в виду не имел, - произнес Эйнар приоткрыв один глаз. – Ты  - это я, так что не ворчи.
- Сам ты остолоп, - проворчал в ответ маг, но от души отлегло.
Что бы там завтра не произошло, а лучшей готовности, чем просто выспаться, Форенс также придумать не смог.

Отредактировано Эйнар (2015-02-09 21:57:08)

+1

8

Пробуждение выдалось внезапным: в подземелье уверенно грохнула дверь, темнота озарилась дрожащим светом факелов, а всех спящих на полу бесцеремонно растолкали и, все также по одному, подбадривая тычками в спины, вывели из комнаты. Очередная короткая пробежка по коридору - и в лицо неожиданно ударил яркий дневной свет, а кожу, успевшую привыкнуть к неподвижному воздуху подвалов, обожгло колючим холодным ветром. По низкому небу бежали хмурые серые облака, в воздухе чувствовалась мелкая дождевая морось. Форенс невольно сощурился и заморгал, пытаясь как можно внимательнее осмотреться вокруг и понять, где же они все же находятся.
Позади них вздымались прочные и высокие стены дома - не замка, но, как минимум, добротного поместья с хозяйственными пристройками. Пахло свежеиспеченным хлебом, дымом и лошадьми. Посреди просторного огороженного двора, куда вывели всех захваченных пленников, стояло около двух десятков снаряженных лошадей, чистых, сытых и ухоженных, прогуливались тепло и нарядно одетые люди. Удобные амазонки на дамах, просторные плащи на мужчинах, глубокие капюшоны, защищающие от холодных предзимних ветров и дождей.
Но долго разглядывать "благородных" им не дали: все так же, без остановки, провели к тяжелым воротам, выводящим прочь из поместья. Ар'Дис обратил внимание, что ворота охраняют хорошо, пожалуй, даже слишком хорошо для небольшой отдаленной усадьбы - не меньше двадцати человек с луками и в хорошей кожаной броне.
За воротами высился голый осенний лес - сплошное переплетение черных и серых ветвей, потемневший мокрый мох и густой ковер сырых опавших листьев. Туда вела единственная, слабо утоптанная дорога, почти сразу теряющаяся в хмурых утренних тенях.
- Всем стоять спокойно! - давешний бархатнозадый маг, кутающийся, в этот раз, в подбитый слипшимся и вымокшим мехом плащ, снова рявкнул где-то неподалеку. - Стоять и слушать меня! Ясно?!
- Клянусь Дорраном, если он не перестанет разговаривать, как со слабоумными... - прошипел Форенс на ухо брату, но полученные накануне синяки все еще давали о себе знать, и голос ар'Дис повышать не стал.
- Сегодня вы все войдете туда, - маг ткнул пальцем в сторону леса. Пока он говорил, вдоль выстроенных в ряд пленников прошлись двое слуг, молча совавшие каждому в руки по куску еще теплого хлеба, короткому и не самому острому ножу с широким у основания лезвием и тонкому шерстяному плащу. На обратной стороне своего Форенс заметил въевшееся от времени бурое пятно, и воняло от плаща неслабо. О происхождении пятна и судьбе его прежнего владельца можно было разве что строить не самые приятные догадки. - У вас будет три дня, чтобы его пересечь. Выход из леса только один - с южной стороны, через деревья проскочить вам не удастся...
- Брехня, - вполголоса хмыкнул один из пленников - кажется, в прошлом промышлявший браконьерством в королевских лесах. Огненный маг мгновенно повернул к нему голову и медленно, недобро ухмыльнулся.
- Брехня? - он приподнял бровь. - У тебя будет шанс это проверить.
С этими словами он поднял и продемонстрировал небольшую продолговатую печать, тускло блеснувшую медью. По его кивку давешние слуги крепко схватили браконьера, заставив вытянуть вперед правую руку, закатали рукав. Бархатный Зад пришлепнул печатью жилистое запястье пленника, подержал пару секунд и отпустил. На обветренной коже остался яркий темный оттиск - знакомая магам руна Бора.
- Печать продержится три дня, - пояснил колдун, прохаживаясь вдоль ряда пленников и оставляя такой же оттиск на запястьях остальных. Кто не хотел подчиниться - заставляли силой. - И действие ее охватывает весь лес и только его. Как только вы выйдете за его пределы, она исчезнет. Однако, - тут он снова довольно улыбнулся, - выйти, как я уже сказал, можно только в одном месте. На южной границе леса - ворота, и пройти можно только через них. Высунетесь где-то еще - вас спалит разом. Кто желает проверить - пожалуйста, валяйте. Пепел ваш искать никто не будет.
- Ты не сказал самого интересного, Кайл! - крикнул магу один из молодых и нарядно одетых людей, с любопытством наблюдавший за сбившимися пленниками со стороны.
- До интересного я только сейчас дошел, - кивнул бархатнозадый Кайл. - Ворота сработают только один раз - так уж зачарованы. Что это значит? Что выйти из леса сможет только один из вас. Так что я бы на вашем месте крепко задумался, кому стоит показывать спину...
Тишина, упавшая за этими словами, была ошеломленной. Форенс перевел взгляд с темной печати на своем запястье на нож. Только один? Они пытаются заставить их убивать друг друга?
- Счастливчик, который успеет за три дня пройти в ворота, сможет пойти на все четыре стороны, свободный, как птица. Вас здесь двадцать два, так что за этот шанс придется побороться. А чтоб бежалось веселее, наши благородные гости будут вас поторапливать, - при этих словах один из стражников подал заряженный арбалет молодому дворянину, тому самому, веселому. Тот, красуясь, прицелился в сторону пленников, напоказ переводя арбалет с одной цели на другую, широко улыбнулся и опустил оружие.
- Благородные гости дадут вам фору, - подмигнул он. - До заката. Или, может, до завтрашнего утра, мы сегодня щедры.
- Если у вас остались вопросы, можете запихать их себе в задницу, - продолжал Кайл, не глядя на весельчака-аристократа. - А сейчас - все вон. Ну, пшли! Живо-живо!
Людей, из которых кое-кто до сих пор не верил случившемуся, стража оттеснила к воротам, выталкивая за стены, на дорогу, ведущую в лес. Воины на стенах азартно переговаривались, стоя с натянутыми луками.
Под сенью первых ветвей шаг невольно замедлился. Форенс оглянулся в сторону оставшегося позади поместья - Кайл уже стоял на стене, насмешливо крича напоследок:
- Кто не побежит, тот поползет! - и, обернувшись к воинам, громко добавил, - Подгоните-ка их, ребята.
Первая стрела свистнула в нескольких шагах за спинами пленников. Вторая - чиркнула по плечу отринца-телохранителя. Азара, находящаяся неподалеку от братьев, что-то зло прошипела себе под нос - и тут же вскрикнула: третья стрела вонзилась ей в ногу, чуть ниже колена. На нее оглянулись, но никто к скорчившейся от боли и осевшей на землю женщине не подошел.
- Идем, - Форенс вышел из оцепенения и схватил брата за руку. - Скорее!

Отредактировано Форенс (2015-02-12 20:48:44)

0


Вы здесь » Нирейн » Страницы прошлого » Королевская охота / 27 Ноэмри 1443 г.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC