http://forumfiles.ru/files/0012/83/26/51080.css
http://forumfiles.ru/files/0012/83/26/49962.css

Нирейн

Объявление

Уважаемые игроки и гости!
Форум официально объявляется закрытым, благодарим всех за игру!

Просветиться здесь. Соблюсти строжайшим образом.


О текущих квестах читаем здесь.

В настоящий момент основная игра ведется в Княжестве Антерос. Совсем недавно взошел на престол новый Великий Князь, и теперь его задача - укрепить свое положение и спасти разваливающуюся на части страну. Северный город Вересса захвачен Проклятыми, над горами то и дело мелькает тень Левиафана - древнего Дракона, подчиняющегося террористам Клинка. К тому же и в самой столице не утихают разногласия среди дворян Княжества. В довершение ко всему, ко двору прибывает посольство Текианы - но с какой целью?


Нужные персонажи

В игру особенно нужны рыцари, дворяне, маги и аристократия Антероса, а также представители посольства Текианы и Проклятые из Красного Клинка. Никогда не будут лишними Охотники - для них работа найдется всегда.

Изучаем, думаем, подбираем образы)


Майр - администратор. Демиург, генератор идей и всевидящее око.


Инриси - администратор. Ответственна за общие вопросы и приемку.


Рия, Жаклин, Зисизохитакиэйка - модераторы. Помощь в ведении квестов и создании контента.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нирейн » Страницы прошлого » Как-то в зимний вечерок девушки гадали... / 20 Нолара 1444 г.


Как-то в зимний вечерок девушки гадали... / 20 Нолара 1444 г.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Дата: 20 Нолара 1444 г.
Место: Антерос, окрестности Улмара, родовой замок ан Делл.
Участники: Селина, Танья.
Коротко о главном:
Как-то в зимний вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали…

Длинные зимние вечера и ночи где-то “на краю земли”… Ведь  и их надо чем-то заполнить и как-то пережить, чтобы дождаться весны и лета? Впрочем, не так уж они тягостны и бесконечны, если есть с кем поговорить по душам и помечтать…

Отредактировано Танья (2015-01-22 22:20:03)

+1

2

“Край земли”… Сколь неоднозначно  в отношении парящих Островов: невероятная меткость, какой способен наугад поразить лишь поэтический оборот, и, одновременно, какая нелепость! Не хватало еще только пару клыкачей дорисовать под темным диском земной тверди. Однако в мыслях Танья порой позволяла себе и не такие вольности…
Дорога, наконец, перестала петлять по темному глухому ельнику, и санный экипаж  птицей устремился к обозначившимся  впереди, в снежной пелене очертаниям родового замка ан Делл. То ли из-за общего настроения унылого пейзажа, то ли из-за холода, уже немало измотавшего Танью,  но никаких светлых ассоциаций выросший среди заснеженных равнин замок у нее не вызвал. Казалось, шпили замковых башен вспарывают снежным облакам тяжелое рыхлое брюхо и потому повинны и в холодах, и в самой зиме… Ты пристрастна, Лота! - девушка усмехнулась, зябко поежилась под дорогими мехами и, морщась от боли в замерзших руках и ногах, постучала каблучком о каблучок: что ни говори, а путешествие получилось в высшей степени утомительным.  Впрочем, зимняя дорога никогда не была особо добра к путникам… Не будь сейчас так опасно в небе, весь путь мог бы занять пару дней, - Лота улыбнулась, вспомнив на мгновение хмурое лицо брата, который не дал ей даже договорить, стоило Танье завести речь о воздушном корабле. Ну что ж, нет – так нет…
Снежное крошево, поднятое полозьями, последний раз взвилось и медленно осело на санный след. Копыта лошадей застучали по обледенелому замковому мосту, и экипаж вкатился в распахнутые ворота…

- Приветствую вас, леди Танья! – лорд Эйруин ар Сайт, - троюродный дядя нынешней графини ан Торр, не первый уже год “доживавший свой век” в резиденции родственников, встречал золовку “дорогой Полин”, что называется, “по-свойски” – без лишней суеты, толпы слуг и громких речей. Подняв присевшую в реверансе девушку, мужчина приобнял ее за плечи, затем отстранил и с доброй, почти отеческой улыбкой оглядел, словно любуясь в этот миг всем величием родового древа антеросской аристократии, воплотившимся в явлении одной конкретной особы (Вот, поди ж ты, и не знал даже, а еще и такая родня имеется!). 
- Благодарю вас! – Лота невольно улыбнулась, почувствовав, наконец, в объятиях старого лорда человеческое тепло и осознав, что она… ну, что ж, - почти дома!
- А… Селина?.. – Танья вопросительно оглядела просторный зал, казавшийся почти бескрайним из-за того, что сейчас вмещал какую-то жалкую горстку господ и их слуг, но так и не увидела ту, ради которой, собственно, и была предпринята вся эта авантюра.
Лорд Эйруин довольно засмеялся и, заговорщически поглядев на гостью, подозвал ее широким жестом к высокому стрельчатому окну. Мутноватое цветное стекло щедро было изукрашено изморозью, но Танья все же сумела разглядеть за ним то, на что с такой гордостью указывал лорд: несколько конных фигурок, рассекающих снежную гладь полей.
- Она сейчас с лордом Седриком. И ан Кертисом, вашим ставленником, так что все… хорошо, - голос ар Сайта на пару мгновений утратил теплые ноты:
- Конная езда, самооборона, ориентирование. Дай-то боги, чтобы девочке это никогда не пригодилось!
Лота задумчиво проследила за маневрами, перечеркивающими первозданную белизну снежного покрова.
- Впрочем, - старик вновь вступил в приятную ему роль радушного хозяина, - Думаю, им скоро надоест, и ваша ненаглядная племянница сможет наконец-то обнять свою тетю, - Эйруин заулыбался, видно, вспомнив иные времена, когда высокие женские и детские голоса радовали его слух куда чаще (Что поделать, дети растут!):
- Ваши покои давно готовы! В этом замке всегда рады гостям!..

Отредактировано Танья (2015-01-22 23:06:37)

+2

3

-Уф! - Селина устало вытерла пот со лба. На сегодня все. Наконец-то. Изнурительная тренировка закончилась. Впрочем, девушка не расслаблялась особо, ведь завтра ее снова ждали те же самые мучения.
Войдя в замок, княжна скинула полушубок, не дожидаясь служанок. В последнее время она стала одеваться на тренировки сама, так как это было быстрее и проще. Разумеется, занималась она не в платье. Для тренировок Селина обычно использовала плотную льняную рубашку, теплую вязаную кофту, широкие штаны из прочной грубой ткани и широкий, доходивший едва не до колен, меховой пояс в холодное время года. Когда занятия с лордом Седриком только начались, за окном замка ан Деллов стояла осень, соответственно и одевалась девушка легче.
Длинные волосы княжны были заплетены в две толстые косы, чтобы не мешались во время верховой езды. Принцесса запыхалась, разрумянилась, поэтому выглядела куда симпатичней обычного.
-Госпожа! Подождите секундочку, я помогу вам раздеться! - к Селине подлетела служанка.
-Поздно, Бетти, я уже сама все сделала. - Ответила девушка.
-Госпожа Танья ан Торр прибыла
-Танья? Что ж ты сразу не сказала? Где она? - Селина бросилась искать подругу. Во время пребывания в замке Теодора и Полин, она успела привязаться к дядюшкиной сестре. Девушки сразу нашли общий язык, так как имели на первый взгляд схожие характеры. Но если приглядеться, оказывалось, что Танья - намного взрослее и мудрее Селины. Княжне очень нравилось с ней общаться, она узнавала из разговоров много нового. К тому же,Танья была ненавязчивой и знала, когда нужно говорить, а когда лучше и промолчать. Также девушек очень сплотило нападение дракона. Селина все еще помнила, как они убегали по подземному ходу, как где-то наверху глухо ревел громадный ящер,как с потолка сыпалась земля, как содрогались стены, как замирали их с Таньей сердца, от страха быть навеки погребенными глубоко под Вьянном, как ноги отказывались держать женщин, как забивалась в нос и в рот многолетняя пыль, покрывавшая пол и стены хода, как тревога за Полин и Алексис, не вернувшихся из города, червем сворачивалась где-то в области желудка и грызла, и точила изнутри.
В общем, в результате всего пережитого, девушки расстались подругами. И вот сегодня Танья приехала навестить Селину, и собиралась задержаться на несколько дней, а то и недель, поэтому княжна изнывала от нетерпения встретиться с ней. Но еще больше Селина боялась. У нее никогда не было настоящих подруг. Во время скитаний под надзором Абигора, они очень сблизились с Ивейн, но после их прибытия во Вьянн все изменилось. Как оказалось, возлюбленная мать Селины, княгиня Оливия, сослала семью ее подруги куда-то очень далеко, а отца казнила. Теодор же предложил Ивейн титул, земли и реабилитацию родных, если та отыщет Себастьяна. Понятно, что девушка с радостью уцепилась за эту возможность. Тогда-то их пути и разошлись. Селина узнала, о том, какие страдания причинила ее мать подруге, и подумала, что глубоко ошиблась, так привязавшись к девушке. Разве могла она полюбить дочь мучительницы своей семьи? Никогда. И то, что Ивейн так хорошо с ней обращалась, наверняка было просто заданием охотников. После этого решения, княжна сознательно отдалилась от подруг,не желая травить ее своим видом и заставлять вспоминать о том,о чем вспоминать Ивейн явно не хотелось.
Потом была Полин. К ней Селина тоже очень привязалась. Но Полин была уже взрослой женщиной, имела дочь, мужа и титул графини, что накладывало на нее определенные обязательства. В результате этого, сестра ее матери относилась к княжне покровительственно. Принцесса понимала и принимала это, ведь она действительно была младше и еще многого не знала.
Но теперь, теперь все должно было быть по-другому. Тэа троицу любит! Танья не замужем, ненамного старше, не ненавидит покойную мать Селины и не имеет детей. Поэтому с ней-то все должно получиться. Просто обязано. Теперь девушка сможет завести настоящую подругу, с которой можно делать абсолютно все: болтать на женские темы, музицировать, петь, шутить, забавляться, делиться переживаниями и радостями, открыться ей полностью. Словом, дружить по-настоящему! О, какие огромные надежды возлагала юная принцесса на эту встречу. Вот только, суждено ли им оправдаться?
Нужно было привести себя в порядок, прежде,чем встречать дорогую гостью, поэтому, отдав соответствующие распоряжения, девушка поднялась в свои покои. Через полтора часа она уже ожидала Танью в гостиной, нервно комкая в руках вышитый платочек с монограммой.

+2

4

Выпотрошенное содержимое дорожных сундуков потихоньку успокаивалось в руках служанок и укладывалось в новые лари, предусмотрительно проверенное - складочка за складочкой  - и переложенное сухими цветочными лепестками-ягодами и еще какой-то пахучей мишурой.
Сидя перед зеркалом, леди ан Торр терпеливо наблюдала, как Шанни ловко прячет непослушные хозяйкины пряди, легкомысленно выбивающиеся из темной короны волос.
-Убирай выше!  - голос неожиданно дрогнул (хотя по задумке должен был демонстрировать отнюдь не смятение, а легкое недовольство и целеустремленность барышни), и Танья даже не стала договаривать: так ли уж важны эти мелочи?
Сколько же мы не виделись с Сел?  …два месяца, три? Кажется, даже дольше…
За окном вновь пошел снег, и комнату почти мгновенно окутал светлый полумрак. Кто-то из слуг внес в покои свечи… 
Шанни поспешно закончила прическу госпожи, зачесав и затянув все в полном соответствии с ее предпочтениями, и с поклоном отступила. Танья позволила себе еще секундочку… две… ну, хорошо, так и быть, - три секунды сомнений, после чего мысленно отчитала себя за малодушие, улыбнулась собственному отражению и решительно поднялась на ноги.
- Шанни, подарки! 

Пять лет – много это или мало? У Лоты на этот вопрос имелось аж целых два ответа. Диаметрально противоположных.
Пять лет жизни, как пять стадий пути, разделяли тетю и племянницу.
От первой окружение уже давно ожидало лишь спокойствия и обдуманных, взвешенных поступков и решений на общее благо. Право считаться взрослой было даровано младшей ан Торр едва ли не раньше, чем разрешение самой выбрать имя домашнему щеглу. Даровано настолько щедро и безапелляционно, что, как говорится, отказаться было невозможно, как ни пытайся.
За второй же никак не решались признать способность самостоятельно вершить свою судьбу, обставляя все так, чтобы всевозможные неприятные обстоятельства и “милые юношеские заблуждения” не доставляли хлопот – якобы, прежде всего! - самой же девушке.
Непреодолимая пропасть…
Однако, вспоминая подземные катакомбы родного замка, принявшие обитателей дворца в черный час, свой страх и неожиданную отвагу белокурой девчушки, казавшейся еще накануне чистым дитятком, Лота не могла не признать, что пять лет, разделявшие их с племянницей,  - если посмотреть с какой-то иной, неведомой стороны,  – это ничтожно мало.
Не так уж наивен “ребенок”, едва ли не в одночасье потерявший всех родных… Не столь уж умудрена опытом она, “взрослая” девица ан Торр, весь мир который до сих пор сосредоточен в стенах родного замка…

Ларчик был совсем невелик, так что преданная Шанни, словно тень, следовавшая за хозяйкой, без каких-либо усилий удерживала его одной рукой. Обе девушки – и госпожа, и даже ее камеристка – с трудом сдерживали улыбки: шкатулка-подарок ни на секунду не давала забыть о радостном поводе встречи, которая и сама по себе была немалым событием.
-Сел! – Лота с порога раскрыла девушке широкие объятия, не задерживаясь в распахнутых дверях гостиной:
- Сел!
Принцесса выглядела взволнованной… Возможно, ею владели совсем иные чувства, но леди ан Торр не дала ей возможности увернуться и крепко обняла “племяшку”. Шанни неслышно последовала за хозяйкой и торжественно (должен же хоть кто-то отдать должное моменту!) раскрыла перед Ее Высочеством ларец.
- Ваше Высочество! – разрумянившаяся Лота бережно подняла с алого шелка тонкую вязь драгоценных металлов и камней:
- В день вашего семнадцатилетия позвольте пожелать вам долгой и счастливой жизни!..
Лота на несколько мгновений замерла, словно позволяя всем присутствующим (и пусть это будет всего лишь горстка прислуги, нам ли скупиться!) от души восхититься мастерством ювелиров Вьянна: играя бликами в неверном свете свечей, меж пальцами девушки струилось серебро легкого ожерелья, оплетающее каменные полупрозрачные слезы серафинита. Отменно подойдет к твоим волшебным глазам, леди Селина!
Возвернув украшение на место, Танья помогла Шанни перехватить ларец поудобнее и ловко забрала у нее из рук несколько тонких книг, до сих пор исполнявших роль подставки для шкатулочки:
- Это тоже тебе!  - книги замелькали в руках чуть смущенной девушки:
-  Вот эта особенно хороша, тут такое описание турнира!!! Я в жизни такого не читала! Когда его ранили, ах, Сел, когда его ранили… - Лота вздохнула, видимо, заново переживая любимые строки, и со смехом протянула книги племяннице:
- Возможно, они тебя развлекут. Маневры маневрами, а отдыхать и заниматься глупостями – тоже надо! Даже совсем уже взрослым семнадцатилетним барышням.

+1

5

Селина просияла:
-Надо же! А я и забыла, что сегодня у меня день рождения! А ты вот помнишь....
Когда Селина увидела подарок, на глаза ее навернулись непрошеные слезы, она невольно вспомнила, как праздновали ее день рождения дома, в Невеях. Повара пекли потрясающий торт: огромный, обильно украшенный кремом, а в одном из  кусочков - сюрприз, как любила Селина. Крошечная фигурка ири, отлитая из серебра, запрятывалась глубоко в торт, перед подачей десерта гостям, и тот, кому попадется такой сюрприз - счастливчик. Этому человеку будет везти весь следующий год. Нужно ли говорить, что по какой-то "счастливой случайности" фигурка попадалась именно Селине?
А какие платья шили придворные портные для принцессы! Пышные, изящные и потрясающе красивые, только самых модных фасонов. Да что там, княжна сама была законодательницей мод! Все молодые девушки, побывавшие на празднике и лично видевшие Селину требовали у родителей и мужей платья как у нее.
Конечно в честь принцессы давался шикарный бал, на который приезжало великое множество гостей. Девушку задаривали подарками, на нее выливали целый поток комплиментов, приглашенные поэты посвящали ей чудесные стихи, а музыканты тут же клали их на волшебные мелодии, создавая необыкновенные песни.
Но лучше всяких балов, лучше тортов, подарков и платьев был тот маленький праздник, что устраивала для любимой дочери великая княгиня. Вот тогда Селина чувствовала себя по-настоящему счастливой. На этом мини торжестве присутствовали только она сама, мама и Себастьян. Так было всегда. Когда Себастьяна не было, были только она и мама. Великий Князь Редин никогда не был с ними. Конечно, он приходил, говорил что-нибудь поздравительное (не всегда, кстати, приличное, за что получал сердитый взгляд жены), вручал какой-нибудь подарок, ласково, как ему казалось (на самом деле больно) трепал по голове или по щеке, иногда, особенно если выпивал, пел какую-нибудь веселую песенку, и уходил. А Селина с мамой оставались праздновать. Мама лично преподносила ей круглое печенье, на котором кремом или вареньем были нарисованы смеющиеся, грустные, сердитые и ликующие рожицы. И самый главный подарок: Оливия оставалась с дочерью спать на всю ночь. И тогда можно было обнимать и целовать ее, щекотать и говорить всякие ласковые вещи, пока маме не захочется спать и она не попросит замолчать. А когда мама засыпала, Селина еще долго лежала, прижавшись к ней и вдыхала ее запах.
А сегодня единственным близким человеком, кто присутствовал на ее дне рождения была Танья. Мама уже никогда не подарит ей того волшебного праздника. Селина сжала зубы, отвернулась, смахнула слезы,повернулась к Танье и улыбнулась:
-Огромное спасибо, дорогая! Я так рада! У тебя замечательный вкус! Но пойдме же, пойдем в мои покои, нам нужно столько всего обсудить! - Княжна увлекла подругу к лестнице, но по пути внезапно остановилась и чмокнула ее в щеку. Затем, как ни в чем ни бывало, снова подхватила Танью под руку и повела.
Какая же она замечательная! Подобрала такой подарок! Видно, что постаралась. А это ее смешное и странное сокращение "Сел". Принцессу еще никто так не называл. Мама звала ее ласково Селинушкой, Селиночкой, своим маленьким ири, доченькой, но, увы, это случалось редко. Все остальные близкие люди звали ее просто "Селина". А вот "Сел" - это что-то новенькое. Но княжне нравилось.
-Танья, а что бы ты хотела на обед? Ты же наверняка голодна с дороги? - вдруг опомнилась Селина. она воззрилась на подругу, ожидая ответа.

+1

6

На какие-то секунды слезы девушки совершенно лишили Лоту опоры и уверенности в том, что все происходящее - правильно. Боги, и зачем ты сюда приехала? Травить ей душу? Леди ан Торр смогла лишь покрепче обнять племянницу и полушепотом окружить каким-то совершенно бессмысленным успокоительным вздором: Все хорошо, милая! Мы рядом! Тео и Полин просили обнять тебя за них! Не плачь, не стоит…   
Бред! При других обстоятельствах Лота сама первая бы огрызнулась в ответ на подобную “помощь”. Что случилось, то случилось, и прошлого не воротишь… И невозможно бесконечно сдерживать слезы, верно?.. Но среди шквала разнообразных эмоций, несомненно, были и весьма светлые.
Когда Селина в порыве чувств чмокнула тетушку в щеку, Лота от неожиданности совсем растерялась, лишь рассмеявшись в ответ, но уже минуту спустя совсем иначе взглянула на “маленькую хозяйку большого замка”, как ни в чем не бывало деловито справляющуюся о хлебе насущном.
Танья лишь покачала головой:
- Все, что угодно! Я не особо прихотлива в этом вопросе, ты же помнишь.
Принцесса, судя по всему, уже мысленно отдавала распоряжения по поводу грядущей трапезы, - серьезная, собранная…
-Ты очень… изменилась, Сел, - девушки остановились подле высокого витража. Цветные узоры опрокинутой мозаикой легли на светлые волосы и наряд принцессы:
- Очень повзрослела. Но, самое главное, - Лота отступила на шаг, любуясь сложившейся цветной картинкой:
-… самое главное,  я очень рада видеть тебя именно такой!  - пожалуй, объяснить, что же именно ее так радует, Лота не сумела бы, будь у нее даже чуть больше времени. Отзывчивой, живой? Да, несомненно. Несломленной, пережившей страх? Да… Впрочем, когда Ее Высочество покидала Вьянн, она уже не была ни испуганным кутенком, ни кручинящейся девицей. Если Лота не ошибалась, Селина была тогда даже слегка сердита на Полин за очередную “ссылку”… Но если тогда принцесса казалось Танье сильной, смелой, ибо пережила все испытания… то сейчас, похоже, она их уже просто пере-жила, как будто пере-шагнула, оставив пусть и не далеко, но все же позади, как сама Лота оставила в начале санного пути еще не восстановленный после трагедии Вьянн.  Где-то там заново возводились стены, латались порушенные крыши, заново укладывались мостовые… А здесь, - Лота порадовалась этому, как чему-то волшебному, - а здесь все длиннее становились белокурые косы, все выше и стройнее их хозяйка! Девушка даже, кажется, стала более статной, более… К слову, о статности! Лота, заломив бровь, скривила вопросительную недоверчивую гримаску, которая явно не предназначалась для слуг:
-А пока будет решаться с обедом… Селина, что за самооборона? Маневры?! – леди ан Торр, демонстрируя крайнюю степень удивления, всплеснула руками:
- Нет, я, конечно, понимаю, что все делается для твоего блага, но, если послушать некоторых доброхотов, так на твое благо нацелено едва ли не все, в принципе происходящее на Солидосе, - от военного марша до урожая брюквы! Успокой, пожалуйста, мое сердце!

+1

7

Селине достаточно было лишь бросить взгляд в сторону беззастенчиво греющей уши рядом служанки, чтобы та рысью помчалась на кухню - отдавать распоряжения о трапезе.
Услышав слова тетушки, княжна рассмеялась:
-О, Танья, не преувеличивай! Ты еще скажи, что меня причислили к лику святых. Посмертно. На самом деле все не так уж и страшно. Хотя с другой стороны, даже не знаю, как рассказать тебе обо всем и не скатиться в рыдания в жилетку. Ну да ладно, попробую. Пока мы ожидаем обед, я как раз успею обо всем рассказать.
Девушки сели в столовой. Селина понимала, что Танья очень голодна, но увы, ускорить процесс приготовления пищи не могла. Утешало лишь то, что готовить начали пока она еще тренировалась, а значит, скоро должны подать.
-Итак, - начала принцесса -Все началось с того, что Тео приставил ко мне своего друга в качестве телохранителя. Ульям ан Кёртис его зовут. Знаешь, честно говоря он заслуживает отдельного рассказа. У нас  с ним сложные отношения, но не признать, что работу свою он выполняет на совесть я не могу. Вдвоем нас сослали сюда. Ну ладно, вру, не совсем уж и вдвоем. У нас было еще сопровождение, но кроме Уиллла я никого не знала. И вот отсюда начинается повесть о моих страданиях. Именно здесь меня ждал ОН. Имя ему - лорд Седрик. О, это поистине необыкновенный человек. Он учил еще Полин. И уж сколько лет с тех пор прошло, а он все еще в отличной форме. Лорд Седрик не ведает ни жалости, ни пощады. Его девиз - "все, что не убивает, - закаляет". Возможно он в чем-то и прав, но только частично. Вот смотри: я учусь верховой езде, метанию ножей, обращению с кинжалом, плаванию, лазанью по деревьям, бегу на выносливость. Сразу скажу тебе: это настоящий ад. Видела бы ты меня после тренировки, на кого я похожа! Но впрочем, не стану портить тебе аппетит, тем более что  я слышу шаги слуг, несущих наш обед. Скажу лишь, что лорд Седрик гоняет меня от души. Но пожалуй, определенный результат есть. Я заметила, что стала более выносливой. Однако ножи мне пока так и не даются - Селина показала Танье тонкий белый шрам, проходивший между средним и указательным пальцами ее левой руки. Это был результат неудачной попытки метнуть нож. Удивительно, но для княжны этот шрам не был чем-то из ряда вон выходящим. Может для прежней Селины, маминой дочки, принцессы Антероса, живущей во дворце, это была бы катастрофа, но не для новой. Во время скитаний по свету с Ивейн княжна и не такое повидала. А уж в сравнении с драконом, этот малюсенький шрамик вообще становился ничем. Главное, принцесса была жива, а все остальное было совсем неважно.
-А вот и еда! - радостно воскликнула Селина, когда в залу вошли слуги, несущие на подносах тарелки с различными кушаньями. --Приятного аппетита!

+1

8

“Стиш меня задери!” Нет, ну, конечно, конечно же, ничего подобного благородная дама подумать просто не могла! Все, что Танья могла себе позволить и, в итоге, позволила, уместилось в краткое и безликое: “Ох, ну надо же!”. Но, если принять во внимание весьма специфическую гамму искренних чувств, овладевшими в тот момент леди ан Торр, то помянуть придется именно их,  - стишей, и именно в таком контексте, будь они неладны!
Легко проворковать “Ах, милочка, как же ты изменилась!”, и ой как не просто осознать и принять, что сидящий напротив человек, и правда, – изменился да вырос, причем весьма и весьма!
По мере того, как речь леди Селины равнинной рекой  - спокойно, но неотвратимо! - затопляла берега привычных Лоте образов, глаза ее все расширялись… Пожалуй, последней каплей, переполнившей чашу любознательности молодой тетушки, стало сообщение о метательных ножах и  - вот тут сердце Лоты буквально ухнуло в какую-то жуткую бездну, может, и не очень глубокую, но невероятно неприятную, до холода в ладонях и ватных коленок  - шрам на ручке Ее Высочества.
Правда, надо отдать ей должное, виду Лота не подала. По крайней мере, постаралась сохранить на лице крайнюю заинтересованность и полную солидарность с каждым словом племянницы. Выдавали ее, быть может, лишь излишне прямая, до одеревенелости, спина (будто леди ан Торр заглотила небольшой такой шест), да некоторая бледность чела, но и только! Мысли меж тем в голове прекрасной леди неслись со все возрастающей скоростью… “Фрид всемилостивая! Кто бы мне сказал, что все мои предыдущие сомнения и озарения – цветочки бархатные… “Изменилась”?! Нет, Ваше Высочество, вы не просто изменились… ”
Еще пару секунд леди ан Торр потратила на то, чтобы все-таки свыкнуться с тем шквалом открытий, что накрыл ее едва ли не с первого момента по приезду в замок ан Делл, затем со смешком перевела дух и – крепко сжала украшенную шрамом руку сидящей рядом девушки. “Все интереснее и интереснее, дорогая моя Селина!”. Несостоявшаяся “рыдательная жилетка” поглядывала теперь на столь же неудачную “плакальщицу” не только с теплом, но еще и с резко возросшим интересом.
“Ты ехала утешать? Сопереживать? Романов вон понавезла, сказок… Вы ошиблись, дорогая моя Танья. И это не может не радовать”.
-А вот и еда!
Поданный, наконец, обед, оказался как нельзя более кстати! Скорость беседы резко упала, и Лота смогла чуть перевести дух, тихонько посмеиваясь над собой и скрываясь временами от ненаглядной племянницы и подруги то за  блюдом с алеттой и сыром анжелло, то за щедро сдобренным шафраном рагу из оленьего мяса…  Как же хорошо, когда долгая и трудная дорога - позади!
Танья благосклонно пронаблюдала, как расторопный слуга вновь наполнил ее кубок легким вальбургским вином:
- Позвольте поднять этот бокал за вас, Ваше Высочество! Я смею надеяться, что те дни, которые я смогу провести рядом с вами, обеим нам запомнятся, как событие светлое и радостное … И в качестве таковых будут отнюдь не последними в этом году!
“И что дни эти, начавшиеся столь удивительно, обеих нас еще побалуют и сюрпризами, и подарками…”

+1

9

Шесть дней. Танья гостила в Улмарре уже шесть дней, и Селина была счастливей, чем когда-либо за все время, прошедшее со злополучной казни. Вообще, теперь вся жизнь принцессы делилась на неравные отрезки до и после тех ужасных событий. "До" пролетело как один миг, а "после" тянулось словно три года, вместо половины. Княжна уже начинала подумывать разбить после на до "ссылки", как она это именовала, в родовое поместье матери, и после, но в итоге все же отказалась от этого решения,так как сама начала путаться, какое из этих "до" было до, какое из "после" было после, какое "после" было до и какое "до" было после. Девушка решила просто выделять хорошие моменты в "после", и вот сейчас она переживала один из таких.
Танья оказалась просто чудесной. За время жизни во Вьянне Селина не успела как следует узнать ее, но девушки почувствовали взаимную симпатию, которая, должно быть, и привела сестру графа в этот снежный и морозный Нолар к юной княжне. Здесь, в Улмарре, у принцессы появился шанс познакомиться с родственницей поближе, и девушка активно им пользовалась. Селина хваталась за каждую возможность провести время с Таньей и ей казалось, что та совершенно не против.
Например, три дня назад поднялась ужасная метель. В замке затопили все печи и камины, но холод все равно был жуткий. Вьюга злилась, швыряла в стекло пригоршни снега, ветер завывал в пустых коридорах, а окна покрылись морозными узорами. Ночью Селине не спалось, поэтому она заглянула к Танье. Та тоже бодрствовала, поэтому Селина начала молоть какую-то ерунду, вроде как обсуждать книгу,которую читала подруга, а потом девушки увлеклись, разговорились и проболтали всю ночь, а под утро уснули в одной кровати, тесно прижавшись друг к другу.
Или еще случай: княжна вытащила Танью посмотреть на свои тренировки. Принцесса старалась изо всех сил: попадала в мишени, бегала, лазала, прыгала, ездила на лошади, на которую залезала сама, без помощи слуг, а когда вернулась к Танье, обнаружила ту пораженной до глубины души. Селине показалось,что ей не понравилось, но спрашивать, что та думает на самом деле, девушка постеснялась.
А сегодня вообще должно было произойти нечто особенное и исключительное: гадания. Об этой традиции княжна слышала от матери, которая однажды рассказала ей, как они с Полин зазывали последней жениха, также принцесса читала об этом в некоторых книгах, но сама никогда не пробовала. Кто это предложил - она или Танья, девушка не помнила. Кажется, обе и враз. Да это и не важно, чья была идея. Главное то, что сегодняшняя ночь должна пройти совершенно незабываемым образом. В одной из комнат нежилых покоев (Селина где-то прочитала, что гадать таким образом в жилых комнатах опасно) слуги поставили друг напротив друга два огромных зеркала. Девушки были обеспечены запасом свечей, клубком ниток, шляпой, в которую служанка Таньи положила бумажки с написанными на них буквами алфавита (какую букву вытянешь, так и жениха звать будут), колой карт, ленточками, кувшином воды, блюдцами, а также колечками, иголками и еще множеством всяких мелочей, совершенно необходимых для гаданий.
Теперь Селина в пеньюаре, завернувшись в огромный шерстяной платок, связанный ей на день рождения заботливой служанкой старушкой-Мартой, сидела на подушке в "гадательной" комнате, поджав под себя ноги, и с нетерпением ожидала подругу, почему-то задерживающуюся.

Отредактировано Селина (2015-01-30 17:05:39)

+1

10

Время летело стрелой… И все промелькнувшие события постепенно сливались-свивались в сознании Лоты в одну яркую зимнюю пестрядь: вот разрумянившаяся Селина мчится на разгоряченной Крылатке, вздымая в воздух снежную пыль, вот сталь кинжала входит в ощерившееся соломой на фоне небесной лазури чучело-мишень, - такое смешное и страшное одновременно… Вот пылающий в камине огонь и теплое-теплое легкое дыхание девушки где-то совсем близко, - Танья кожей ощущала каждое произнесенное племянницей слово. Пойманная рука, смех, поспешно спрятанный в ладошку,  и снова – зимний лес и, словно собравшийся перед атакой, каменный еж замка ан Делл…
Край земли оказался не так уж страшен: даже сидя на самом краю, можно было весело болтать ногами и расстреливать бездну вишневыми косточками! Лишь бы было за кого ухватиться, когда эта бездна осторожно потянет тебя вниз, - так решила для себя Лота.
Не раз и не два за истекшие дни пыталась Танья завести разговор о том, что не давало ей покоя с того самого дня, как семейство ан Торр приняло решение не раскрывать тайну Селины. Эвангелина ан Торр? Такая… милая и такая опасная выдумка! Но  - слово за слово, и все возвращалось на круги своя: счастье тоже умеет быть когтистым и навязчивым, - просыпаться и думать о чем-то неприятном не хотелось совершенно. Однако время шло…

Когда Танья впервые усомнилась в том, что “все будет хорошо”? Когда Селину отослали в Улмарр? Или когда брат окончательно ушел в заботы о восстановлении столицы графства, - не находя времени даже на собственную семью? Или в новогоднюю ночь, вдруг эгоистично задумавшись в водовороте страшных событий о себе самой, о своем счастье и несчастье? Может быть, и так…
В ту ночь Лота осознала, что минул еще один год, обещавшийся когда-то быть таким длинным, - почти бесконечным! Но прошел и он, не оставив по себе ничего, кроме разорения на главной площади Вьянна. Она по-прежнему тенью стоит за спиной брата, нянчится с чужим ребенком, решает чужие проблемы и – ждет чужих решений. Леди ан Торр: предсказание и эпитафия в одной строке. Быть разменной фигурой в дипломатической игре династий – не сладко, но много горше, когда этим династиями не до тебя: иди, поиграй пока в саду деточка, но – ни шагу со двора!..  Едва ли слаще быть урожденной леди ан Диатт.
Глядя на Селину, Лота с горечью предугадывала ту же историю. Возможно, она была не права, - бог весть! Мы нередко ошибаемся. Однако, пообещав защитить племянницу, родные первым делом спрятали ее с глаз долой… и зажили своей жизнью, - то горькой, то сладкой, – разной! Но всегда - насыщенной и непростой, в которой зачастую не оставалось времени на философские размышления и думы о заокраинной провинции… А Селина вдали ото всех забывала, вспоминала, радовалась, печалилась…  И продолжала прятаться, ибо мир-то о ней не забыл. И никогда не забудет: пока ты остаешься потерянной волшебной палочкой, к тебе всегда будет тянуться чья-то рука. И не факт, что дотянется самая достойная.
“Невозможно прятаться всю жизнь. Невозможно до бесконечности ждать чужих решений, которые, вероятно, и не последуют – сейчас, через год, пять лет спустя… разве я не права?” По дороге в Улмарр Танья места себе не находила от разрывавших ее сомнений, и только в конце пути, встретившись с принцессой вновь, почувствовала, что сможет с ней поговорить обо всем. Осталось найти удобный момент, не устрашиться самой, каким-то чудом дать Ее Высочеству ощутить все то, что кроется за таким удобным и успокоительным бездействием... Воистину, какая малость!..

Леди ан Торр, приняв помощь Шанни, накинула поверх тонкой сорочки расшитый кружевами и лентами шафор и, чуть замешкавшись в дверях покоев, обернулась к камеристке:
-Ты все запомнила? Все-все? Не подведешь?
Шанни, с довольной, почти лисьей улыбкой на лице кивнула госпоже и бесшумно последовала за ней к “покоям для гаданий” – на встречу с Ее Высочеством.
Ну что ж, пытать судьбу, - так пытать! Лота глубоко вздохнула, мысленно взмолилась богине удачи, и, постучав, с заговорщической улыбкой занырнула в полуосвещенную комнату:
- Сел, прости меня-копушу! Ну что, начинаем?..

+1

11

-Ты вовремя! - просияла Селина. Девушки уютно устроились на подушках, и ЭТО свершилось.
ЭТО - это, разумеется, гадания. Просто для принцессы, а может и для ее подруги, сие действо было чем-то настолько значимым и необыкновенным, что данное слово должно произноситься с особой интонацией. Но довольно лирических отступлений. Княжна решила не терять больше времени на бессмысленную болтовню и обмен любезностями, поэтому приступила к делу.
Пункт первый: гадания на имя возлюбленного. Подпункт первый: гадание на первую букву. Селина протянула дрожащую от возбуждения руку и запустила ее в старую охотничью шляпу, найденную в замке. Кому принадлежал головной убор, выяснить не удалось. Впрочем, это было и неважно. Главным было то, что шляпа была достаточно глубокой и крепкой. Принцесса порылась в шляпе, и, не глядя, вытащила узкую полоску бумаги, свернутую в трубочку. Девушка поднесла ее к дрожащему огоньку свечи, вгляделась и ахнула:
-Танья, Танья, смотри! Буква "А"! Интересно, да? Кто же это может быть? Амадей? Альберт? Альфред? Алоиз? Алистер?
-А может Аллиан? - мелькнула внезапная мысль. Но принцесса поспешно отогнала ее: что за ерунда? Аллиан! Это ж надо было так подумать! А с другой стороны, ре Алви ведь не один Аллиан на свете? Почему бы и не Аллиан? Имя-то, между прочим, красивое! Аллиан! Очень гордо и аристократично звучит! Ладно, проехали и забыли, чем гадать,лучше все уточнить.
-А у тебя что, Танья? Покажи мне! - попросила Селина, вопросительно глядя на подругу.
Далее по списку: гадания на внешность. Раскинули карты. Княжна жутко нервничала: какой-то он будет? Может, высокий, темноволосый брюнет? Или изысканный, прелестный шатен? О! А может, утонченный и аристократичный блондин? Пламенно-прекрасный знойный рыжий? Почему-то принцесса не учитывала, что именно огненно-рыжий цвет волос в природе встречается крайне редко. При слове "рыжий" ей сразу представлялся высокий, мускулистый, светлокожий мужчина с непослушной шевелюрой, напоминающей языки пламени, и задорно блестящими зелеными глазами. Что ж, у девушки была вся жизнь впереди,чтобы избавиться от своих стереотипов.
В итоге Селине выпали сразу два валета: молодой и приятный блондин (червовый) - воздыхатель, друг, родственник, а также злой человек, лжец, предатель (пиковый) - плут и соблазнитель, который не добьется своего. Вот тебе раз! Как могли выпасть две настолько разные карты? Как может ждать Селину такой необычный человек? Итак, молодой, приятный блондин, имя которого начинается на букву "А"... Нет, конечно это никакой не ре Алви. О нем вообще никто не думал. Даже не думал думать! Даже не собирался! Нет.
Чтобы избавиться от начавшей надоедать мысли, принцесса подвинулась к подруге:
-Какая ты ловкая! Я карты буду дольше раскладывать,ты уж не обессудь. Но я постараюсь побыстрее! Итак, давай посмотрим, что за красавчик ожидает тебя?
Пункт номер три: обязательные гадания на дальнейшую жизнь с данным молодым человеком. Приводится тоже при помощи карт. Итак, валета пик и княжну ожидала сложная семейная жизнь: им предстояли ссоры, очень много денег, двое детей и отсутствие всяческой любви. С червовым валетом ссор было еще больше, да что там, выпал туз пик - крайне серьезная ссора, ненависть или расставание. Но любви карты обещали тоже немеренное количество. С деньгами все было прекрасно: крестовый король говорил о хорошем материальном положении будущего супруга. Ребенок обещал быть один - бубновая дама. Что ж, это становится все интересней и интересней. И, да, Селина совершенно не пыталась вообразить себе супружескую жизнь с новым великим Князем, по совместительству своим кузеном. Ну и само собой разумеется, княжна даже не подумала о том, как могли бы выглядеть их общие дети! Это же абсурд!
Мысль о ре Алви становилась все более и более навязчивой, поэтому принцесса обняла подругу:
-Ну-ка, какие успехи ждут тебя на любовном фронте? Я предвижу: раненых будет  много, а убитых еще больше.
Пункт номер четыре: кто быстрее выйдет замуж? Здесь все было предельно просто и понятно: отрезались две шерстяные нитки равной длины и одновременно подносились к свече. Чья нить сгорит быстрей, та первая и выйдет. Но тут все пошло не так: нитки загорелись, но переплелись, переплавились меж собой так, что стало непонятно, где чья. поэтому девушкам так и не удалось выяснить, кто же из них станет женой скорее?
Пункт номер пять: С какой стороны жениха ждать? Не прячется ли он под окном? Для того, чтобы это выяснить требовалось выбросить в окно сапожок. В какую сторону носком укажет, оттуда и примчится суженый. А если кто-то из слуг под окном пройдет, то девушки не виноваты. Хотя сапогом по макушке - это, конечно, больно. Так вот: обувь была торжественно вышвырнута. И надо же было Селининому сапожку указать на Невеи. Вернее, сама-то княжна не знала, что в той стороне, ей подсказала подруга. Значит, точно аристократ. Отлично! Другого принцесса и не ждала.
Пункт шестой: зазывание суженого. И опять княжна первая. Что поделать, Танья настояла. Хорошо. Девушка встала между двумя зеркалами со свечкой в руке, и, до рези в глазах вглядываясь в таинственные зеркальные глубины, княжна принялась повторять, точно заведенная:
-Суженный, ряженный, приди ко мне наряженный! Суженный, ряженный, приди ко мне наряженный!
Может во всем виноват неверный свет свечи, может разыгравшееся воображение принцессы, а может все вместе, только ей показалось, что в зеркале мелькнул высокий светловолосый мужчина.
Ну и конечно же он не был похож на ре Алви. Ни капли. Совсем не похож. Вот вообще. Ни малейшего сходства. Да. Совсем никакого.

+2

12

Подхватив расшитый подол, Лота забралась в уютное “гнездовье”, свитое Ее высочеством из подушек и перин, и, зажмурившись от обуревавших ее эмоций, решительно опустила руку в шляпу - вслед за Селиной!..
Тонкие девичьи пальцы энергично сжались в воздухе, так, впрочем, и не коснувшись крошечных судьбоносных свитков. В то же время пальцы другой руки, видимо, от волнения непрестанно теребившие одну из атласных лент, в какой-то момент дернули ее чуть посильнее, вытянув из шва точную копию записки с предсказанием. “Спасибо тебе, Шанни!”
Отважившись, наконец, приоткрыть глаза, Лота с интересом воззрилась на принцессу: вот уж когда-когда, а сейчас ей не нужна была никакая гадалка, чтобы узнать, что за письмена скрывает записка в руках подруги...

- Госпожа! Ну сколько ж можно-то???
Танья мельком глянула в шляпу, проведя рукой по запискам, скрывающим бесчисленные вариации одной единственной буквы А:
- Так, давай посчитаем… Пять, десять, пятнадцать… Не останавливайся, Шан, хочу напомнить тебе, нерадивой, что алфавит у нас все-таки поболе! Пиши!..

Она… удивлена? Испугана? Раздосадована?
-Что там у тебя? Что? – разжатая ладошка продемонстрировала первую буквицу алфавита. Танья постаралась ничем не выдать охватившее ее ликование:
- Хм… Алоиз???  - засмеявшись, Лота весело, подначивая, подтолкнула подругу локотком:
- Да кого же сейчас так зовут? Наверняка, ему лет семьдесят, не меньше!... Альфред, Ал…Ал... Хм, ну, что, есть кто на примете? Подходящий!
Подмигнув племяннице, тетушка в недоумении развернула собственное предсказание:
- Нет, ну, право же, если твоему Алоизу за семьдесят, тот этот… Корнелиус какой-нибудь! - и вовсе ему дедушкой приходился. Никого не знаю!  - фыркнув, якобы, недовольная собственной судьбой, Лота из-под полуопущенных ресниц внимательно следила за тем, как стремительно меняется выражение лица принцессы. Ну что, тяжела рука судьбы-злодейки? Увы, есть силы, которые достанут тебя даже на краю землю… Ей было немного совестно перед подругой… но… Но, в конце концов, настоящую Судьбу ничем не обмануть!  Даже Шанни с ее уловками будет бессильна. Дай-то боги, чтобы это, правда, был какой-нибудь Алоиз!
Руки меж тем уже тасовали колоду… Безобидному карточному фокусу ловкая Шанни учила свою госпожу чуть не всю ночь, и все же по окончанию обучения у обеих оставались большие сомнения в том, что ученица сдаст экзамен. Когда на шелковое покрывало поверх расклада лег первый валет, Лота, забыв о предосторожностях, выдохнула с облегчением, тут же, впрочем, прокомментировав:
- Хм, молодой блондин и приятный друг, - это ведь прекрасно… правда?
Со вторым все прошло легче (если честно, Лота просто смухлевала, поменяв верхние карты в остатке колоды местами, пока племянница задумчиво разглядывала первого суженого)… Выкладывая пикового валета, Лота мысленно извинилась перед регентом, одновременно с тем потешаясь, какие порочащие власть мысли могут порой зародиться на пустом девичьем гадании! Ну что ж, Ваше высочество, какой вариант мы выберем?
Собственную судьбу Лота выглядывала в полглаза и слушала вполуха… Что-то иноземное-чудесное, разве что только не  воплотившийся в чье-то царское дитяте ири. Ну-ну!
Чем дальше заходило гадание, тем молчаливее становилась Селина. Не спасало даже то, что абсолютно все Лота подстроить была просто не в силах, – а жаль! – и выпадавшие теперь благие знамения должны были быть самыми, что ни на есть, настоящими (ведь не может же гадание врать???). Но принцесса этого не знала и упорно продолжала разглядывать обе ипостаси своего избранника (или избранников?), словно на карте, как на настоящей парсуне, можно было увидеть истинное лицо суженого.
Под конец, как на ясном глазу заверив подругу, что столица ныне располагается чуть не на восток от Улмарра, Лота, помогая подвинуть свечи к зеркалам, споткнулась буквально на ровном месте, пребольно ударившись плечом о резную зеркальную раму. Но – разве это важно, когда вершится Такое?.. То ли стук от удара оказался слишком слабым, то ли Шанни уже начинала засыпать на боевом посту, чуть не проворонив условный сигнал и свой выход, но только в зеркало Лота вглядывалась с не меньшим тщанием, чем ее племянница: Ну, где же ты???
В конце концов, с довольной миной пронаблюдав метания едва не опоздавшей переодетой камеристки, леди ан Торр с елейной улыбкой поклялась Селине, что не видела ни-че-го. И это не удивительно, ведь гадала-то не она!..

Часы в одном из залов пробили два… В списке оставалось последнее, самое верное, “птичье” гадание. Лоте оно откровенно не нравилось хотя бы уже потому, что включало “третьих лиц”, пусть даже и в курином обличии.

- Госпожа, но куры – создания вообще… не особо умные! Да и где же я вам отыщу дрессированную курицу здесь, в ан Делле?..
Танья недовольно шикнула на служанку, прекрасно осознавая, что камеристка права во всем – от первого до последнего слова, и ан Делл здесь абсолютно не при чем!
Черная курица, специально доставленная в комнату благородной леди ан Торр, бестолково бродила по паркету, периодически пытаясь склевать то каких-то ей одной видимых насекомых, то – уже гораздо более реальный! – жемчуг с платья Лоты. Опасливо подтянув расшитые юбки повыше, девушка еще раз внимательно оглядела пернатое и тяжело вздохнула:
- Ну, давай хотя бы попробуем ее не кормить сегодня… 
Черная курица посмотрела на Танью с явным неодобрением.

- Ну что, дорогая, раз уж все так запутано получается, давай-ка попросим судьбу  указать еще раз. Пусть скажет, чего в твоей тропинке все-таки больше: на то оно и гадание, чтобы все лишь в два цвета – черный да красный - раскрашивать. Негоже мешать. Плакать, так плакать. Радоваться, так радоваться, - с этими словами Лота положила в один из углов спальни червового валета и решительно направилась к противоположному - с пиковым в руках. На секунду замешкавшись, Лота все же разложила по углам и оставшихся “альтернативных женихов”, хотя никакое гадание такого не предполагало.
Затем, приоткрыв на мгновение дверь, леди ан Торр повела в темном проеме свечой, и спустя пару минут – якобы заспанная - Шанни принесла девушкам черную нахохлившуюся курицу и немного пшена. Птица вертела головой и, казалось, недобро оглядывала помещение попеременно – то левым, то правым глазом. Лота строго посмотрела на несушку и мысленно пообещала ей на выбор - кончину в супе либо персональный курятник со всеми удобствами. В зависимости от поведения.
-Рассыпай зерно, сколько и где хочешь. Посмотрим, куда ее потянет, - Лота чуть разжала пальцы, позволяя пшену скатиться на пол. Вторую пригоршню крупы Шанни, присев в реверансе, аккуратно пересыпала в ладони Селины и удалилась, плотно прикрыв за собой двери. Вряд ли такое гадание было известно кому-нибудь в целом свете, но леди ан Торр сейчас это мало волновало.
Курица, заквохтав, резво направилась к рассыпанному у ног Таньи корму. И к пиковому валету заодно…

+1


Вы здесь » Нирейн » Страницы прошлого » Как-то в зимний вечерок девушки гадали... / 20 Нолара 1444 г.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC